Главная
Новости
О нас
Регистрация на сайте
Подписка на журнал ТЭК
Реклама
Контакты

Номера за 2008 год
Номера за 2007 год
Номера за 2006 год
Номера за 2005 год
Номера за 2004 год
Номера за 2003 год
Номера за 2002 год

  номер 6 - 2008 год.  ЭНЕРГИЯ
Дата публикации: 10.06.2008
Статус статьи: для подписчиков журнала
Просмотров: 608
Комментариев: 0
  Русский с японцем: дружба до полураспада
(Атомный союз России и Японии может стать неприятным фактором для Украины)
Правительства России и Японии, а также руководители корпораций «Атомэнергопром» и Toshiba заключили рамочные соглашения о стратегическом партнерстве в атомной энергетике. Эти договоренности открывают путь к созданию крупнейшей в мире транснациональной структуры по сооружению и обслуживанию АЭС. Особую перспективность этому российско-японскому альянсу придает бурный общемировой рост отрасли, гарантирующий наличие заказов на протяжении нескольких десятков ближайших лет.

Рамочные перспективы

Япония и РФ вышли в мировые лидеры в сфере сооружения и эксплуатации АЭС. При этом, технологический и внешнеэкономический потенциал обеих стран считается взаимодополняющим. В частности, Япония наряду с новейшими машиностроительными технологиями располагает огромным инвестиционным ресурсом, а Россия в дополнение к собственной технологической базе (включающей полный топливный цикл) обеспечена запасами урана, которых начисто лишена Япония.

Еще 4 года тому назад тогдашний глава Минатома РФ Александр Румянцев заявлял о готовности России поставлять для японских АЭС обогащенный уран, доля которого может достичь 10-15% от потребностей атомной энергетики Японии. В числе других потенциальных сфер сотрудничества называлась также «переработка в РФ облученного ядерного топлива с японских атомных объектов для получения плутония и его последующего использования в Японии».

Но традиционно непростые политические взаимоотношения Москвы и Токио тормозили развитие «атомного диалога» между ними. Поэтому недавние соглашения, достигнутые на межправительственном и на корпоративном уровнях, можно оценивать как настоящий прорыв. Речь идет о принципиальной договоренности о широкомасштабном сотрудничестве между Японией и РФ в сфере «мирного атома», в частности, в деле совместной добычи и обогащения топлива с целью поставок его на японские АЭС. При этом, было оказано политическое содействие амбициозным намерениям российского государственного «Атомэнергопрома» и японской Toshiba по совместной экспансии на рынки третьих стран, что сулит получение совместных и финансовых, и политических дивидендов в самой долгосрочной перспективе.

По словам представителя Агентства по природным ресурсам и энергетике Министерства экономики, торговли и промышленности Японии Кэндзи Кимуры, японо-российское атомное соглашение «будет аналогично тем документам, которые Япония уже подписала со США, Великобританией и Францией». Как особо отметил г-н Кимура, подписание этого соглашения делает возможным сотрудничество японских энергетических компаний с Россией, в частности, в области строительства новых АЭС, в том числе и на российской территории. Причем, японские компании получат возможность экспортировать оборудование в РФ.

Российская сторона уже высказала готовность поставлять низкообогащенный уран для японских АЭС, а затем забирать отработанное топливо для его последующей переработки. Сегодня, по экспертным оценкам, на японских АЭС уже используется топливо российского происхождения, но поставляется оно через третьи страны, что, понятно, не соответствует ни российским, ни японским интересам.

В случае полноценной реализации задуманного альянс приведет к формированию нового лидера в мировой атомной промышленности. По данным конкурентов из французской Areva, доля России на мировом рынке обогащении урана составляет от 20 до 25%, в производстве ядерного топлива, как и в обращении с отработавшим топливом, – от 10 до 15%, в производстве реакторов – от 5 до 10%. В случае же создания альянса «Атомэнергопром»-Toshiba новая структура будет контролировать уже от 30 до 40% рынка топлива и до 30% – мирового реакторостроения.

Еще одним частным (но неприятным для Украины) следствием создаваемого объединения может стать прямое или косвенное участие российского капитала в американской компании Westinghouse, контролируемой Toshiba. Как следствие – поставки топливных сборок производства Westinghouse, рассматриваемые в Украине как западная альтернатива российским, вполне могут быть частично подконтрольны российским структурам что, понятно, не повысит энергетическую независимость Украины от России.

Ангарский вопрос

Одним из ключевых в идущих переговорах моментов становится сотрудничество в учреждении международного центра по обогащению урана в Ангарске. Проявив интерес к участию в этом проекте, японская сторона в то же время высказала намерение получить более детальные разъяснения конкретных способов воплощения идеи в жизнь. В частности, конкретизации требуют такие вопросы как производственное содержание международного центра, например, будет ли он контролировать сам завод по обогащению урана или речь идет только о топливных складах... Япония, при этом, придерживается той точки зрения, что уран не должен скапливаться «в одной стране, которая занимается строительством АЭС».

Согласно обнародованным еще в 2005 году тогдашним Президентом РФ Владимиром Путиным планам Международный ядерный центр по обогащению урана на базе Ангарского электролизного химкомбината должен стать международным производством по обогащению урана для нужд атомной энергетики любой из стран мира. Топливо будут получать либо из урановой руды страны-заказчика, либо из руды сторонних государств. Такая система позволит открыть доступ к ядерной энергетике практически любой стране, блокируя, при этом, распространение ядерных технологий, которые могут быть использованы и при создании ядерного оружия.

Мировая «презентация» российско-японского ядерного сотрудничества на самом высоком уровне должна состояться на июльском саммите G8, где в том числе будут рассматриваться (с подачи Японии) вопросы развития ядерной энергетики как безальтернативного в долгосрочном контексте механизма борьбы с техногенным глобальным потеплением. Говоря о решении проблем глобального потепления, премьер-министр Японии Ясуо Фукуда назвал атомную энергию «козырной картой», на которую Япония и предложит сделать ставку мировым лидерам в ходе «домашнего» для нее саммита «большой восьмерки» (см. рис. 1).

Пробуждение спроса

Но это все пока теория и перспектива, способная быть реализованной только в случае наполнения рамочного соглашения между «Атомэнегопромом» и Toshiba реальным бизнесовым содержанием. Но, как представляется, соглашение будет достигнуто, поскольку перспективы для потенциального лидера открываются весьма заманчивые. Во-первых, такой документ обеспечит обмен взаимным доступом на уже освоенные рынки: советские и российские реакторы работают во многих странах бывшего соцлагеря и «третьего мира», так что, по технологическим причинам, российское присутствие там будет просто необходимо в течение десятков ближайших лет. А Япония имеет выход на рынки развитых стран, куда для россиян путь пока затруднен или вообще невозможен. Как следует из официального пресс-релиза «Атомэнегопрома», российско-японское «ядерное» соглашение будет, во-первых, гарантировать стабильность и безопасность оказания услуг ядерного топливного цикла, главным образом, в Японии и США. Во-вторых, стремительно растет рынок атомного энергетического машиностроения и строительства. Даже по пессимистичным оценкам, в ближайшие 20 лет в мире появится не менее 150 новых реакторов, а по оптимистичным – их будет построено порядка 400. Исходя из мировых тенденций правы, скорее, оптимисты.

Мировая атомная энергетика окончательно вышла из постчернобыльской спячки, уже не один год демонстрируя положительную динамику развития. Причем, свои взоры к мирному атому обращают все: и те страны, которые давно уже ее эксплуатируют, и экономически стабильные «неофиты», видящие в атомной энергетике лучшую – или даже единственную – возможность обеспечить растущее энергопотребление.

Показательно, что меняют свой курс и те государства, которые много лет придерживались стратегии на сворачивание уже имеющихся мощностей, не говоря уже о развитии ядерной энергетики. Так, шведское правительство опубликовало проект стратегии по вопросам изменения климата, разработанный под эгидой правящей Либеральной партии, где предполагается сооружение в Швеции четырех новых энергоблоков АЭС с замещением десяти действующих реакторов, после того как истечет срок их эксплуатации. Аналогичные настроения доминируют в подавляющем большинстве европейских стран. Не приходится сомневаться и в стремительном росте атомной энергетики в Китае, Индии и той же Японии.

Практически во всех конкурсах по сооружению АЭС уже участвуют или будут привлечены как российские, так и японские компании. Понятно, что намечающееся партнерство или даже слияние «Атомэнегопрома» и Toshiba многократно повышает их совместные шансы на победу в международных тендерах.

Японские запросы

Судя по энергичной позиции государственного руководства Японии и топ-менеджеров энергетических корпораций, масштабным планам развития атомпрома не помешает и серия скандальных происшествий на японских АЭС, ставших достоянием общественности. В частности, в апреле текущего года был аварийно остановлен реактор на АЭС «Фукусима-2» в результате превышения уровня радиации в потоке пара в турбине и системе охлаждения. Аналогичный инцидент произошел и на атомной станции «Иката».

А недавно была обнародована информация о длительном и злостном укрывательстве информации о технических проблемах на японских АЭС. И, хотя, по словам министра экономики и промышленности Японии Такэо Хиранума, скандал «подорвал доверие населения к ядерной энергетике», правительство не собирается корректировать свою политику в этой области.

На сегодня Страна Восходящего Солнца имеет 19 АЭС (52 реактора), генерирующих треть всей потребляемой в стране электроэнергии. Уже в ближайшие годы суммарная мощность японских АЭС должна существенно увеличиться, а удельная доля атомной энергетики в японской генерации превысить 40%. При этом, действующие реакторы в соответствии с мировыми тенденциями будут реконструированы, с тем чтобы продлить сроки их нормативной эксплуатации.

Это потребует существенного расширения импорта топлива для АЭС. Спрос на уран в Японии составляет не менее 8,5 тыс. т в год и будет расти. Согласно «Национальному плану японской атомной энергетики» совокупная генерирующая мощность национальных АЭС повышается от 47,59 ГВт (на конец 2005 года) до 62,86 ГВт к 2030-му. С 2008-го по 2015 год в Японии будет введено в строй восемь новых энергоблоков общей мощностью 10315 МВт (см. табл.), а в 2015-2025 годах их количество возрастет еще, как минимум, на 6 объектов.

Одновременно с этим решаются вопросы дальнейшей диверсификации источников топлива, а также создания силами местных инвесторов «японоориентированных» добывающих и производственных мощностей в странах добычи урановой руды (см. рис. 2).

Казахстан:

третий не лишний

Действуя в данном направлении, японские инвесторы, имеющие интересы в атомной промышленности, наряду с Россией уделяют особое внимание Казахстану как государству, не только имеющему крупнейшие запасы урановой руды, но и провозгласившему задачу стать крупнейшим в мире поставщиком топлива для атомной энергетики.

Такие японские компании как Kansai denryoku и Sumitomo shoji намерены производить совместно с госпредприятием «Казатомпром» топливо для АЭС. Проект стоимостью порядка $750 млн., предполагающий переоборудование под японские технологии построенного еще в советское время обогатительного завода, рассчитан на выдачу первой продукции уже в 2010 году.

А проекты по расширению добычи урана привлекут несколько миллиардов долларов японских инвестиций. В частности, компании Sumitomo и Kepko начнут разрабатывать казахстанское месторождения урана «Западный Мункудук», причем, обе компании и «Казатомпром» намерены вложить не менее $100 млн. Пробное производство запустили еще в минувшем году, а к 2010-му разработчики планируют выйти на уровень добычи порядка 1000 т урана в год.

В сентябре 2007 года еще одна японская компания Itochu договорилась о покупках у «Казатомпрома» в течение ближайших 10 лет порядка 3000 т урана. По словам гендиректора Агентства природных ресурсов и энергетической политики Министерства экономики, индустрии и торговли Японии Тэцухиро Хосоно, японские компании готовы не только импортировать уран из Казахстана, но и участвовать в совместных предприятиях по освоению и разработке урановых месторождений на территории республики.

Актуальности такому топливному сотрудничеству добавляет и тот факт, что на мировом рынке все острее ощущается нехватка ядерного топлива, соответственно, растут и цены. Именно по причине топливной недостаточности снижают производительность АЭС в Индии: в 2007/2008 финансовом году падение производства на местных АЭС составило не менее 10% по отношению к показателям предыдущего периода.

В то же время, Астана, реализуя курс на вхождение Казахстана в число наиболее развитых и влиятельных государств мира, не ограничивается ролью поставщика стратегических ресурсов. Toshiba, по инициативе Казахстана, продала «Казатомпрому» 10% акций Westinghouse. В результате казахи становятся заметными участниками создаваемого альянса «Атомэнергопром»-Toshiba, а это позволит эффектно «глобализовать» традиционно тесные политические и технологические связи Москвы и Астаны.

В целом же на сегодня можно констатировать, что Казахстан демонстрирует вполне сбалансированную политику развития национальной атомной отрасли. Сохраняя высокий уровень сотрудничества с российскими партнерами, казахи успешно привлекают технологии и инвестиции «дальнего зарубежья». При этом, казахстанские компании при мощной политической поддержке государства и сами выступают в качестве инвесторов в ключевые предприятия мировой ядерной отрасли.

* * *

В ядерной энергетике и отраслях, ее обслуживающих, заметно ускорились процессы глобализации и концентрации. Даже Россия, бывшая традиционно закрытой в этой сфере, отказывается от ставки на самодостаточность и включается в процесс создания транснациональных стратегических объединений, нацеленных на реализацию технологического и внешнеэкономического потенциала всех участников.

И, если сопоставлять в данном контексте Украину и Россию не вполне корректно, то стартовые позиции Казахстана в конкурентной борьбе за «ядерные» инвестиции и технологии вряд ли были выше украинских. Тем не менее, благодаря наличию целенаправленной и относительно системной энергетической госполитики Астана не только становится ключевым поставщиком урана, но и активно участвует в разделе «атомного пирога». На таком фоне инвестиционная летаргия украинской атомной промышленности, стратегия развития которой переписывается с приходом каждого нового правительства, выглядит особенно удручающе.




КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ К СТАТЬЕ

Нет комментариев

Добавить свой комментарий
Доступ к статьям открыт только зарегистрированным пользователям.
Доступ к статьям открыт только подписчикам журнала.
()
()
 
Забыли пароль?
ВАЖНО
РЕГУЛИРОВАНИЕ
ТЕМА НОМЕРА
ИТОГИ ГОДА
НЕФТЕГАЗОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
ПЕРСОНА
ЭНЕРГЕТИКА
АВТОЗАПРАВОЧНЫЙ БИЗНЕС
ГАЗОВЫЙ РЫНОК
ЗЛЕКТРОЭНЕРГИЯ
АТОМНАЯ ЭНЕРГИЯ
ГАЗОВАЯ ПОЛИТИКА
ИНТЕГРАЦИЯ
МЕНЕДЖМЕНТ В ТЭК
МОДЕРНИЗАЦИЯ
МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ
НЕФТЕПРОДУКТЫ
ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ТЭК
ПЕРЕДОВОЙ ОПЫТ
РЕСУРСНАЯ БАЗА
ТРАНЗИТНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ УКРАИНЫ
ТРУБЫ ДЛЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ТЭК
УГОЛЬ УКРАИНЫ
УГОЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
УГОЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ
УПРАВЛЕНИЕ ЭНЕРГОАКТИВАМИ
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ И ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ
АВТОМАТИЗАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ТЭК
ПЕРЕДОВОЙ ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
ПОДГОТОВКА К ОТОПИТЕЛЬНОМУ СЕЗОНУ
РЫНОК НЕФТЕПРОДУКТОВ
ГАЗ И НЕФТЬ (ДО 2003 Г.)
ЭНЕРГИЯ
НЕФТЬ
КАДРЫ
ГАЗ
УГОЛЬ
ТЕХНОЛОГИИ
ТЕХНОЛОГИИ
ОБОРУДОВАНИЕ И УСЛУГИ
ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ НЕФТЕГАЗОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
БОРЬБА ЗА СОБСТВЕННОСТЬ
ГАЗОВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
ИТОГИ ПЕРВОГО ПОЛУГОДИЯ
МИРОВОЙ ТЭК
МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭНЕРГЕТИКИ
МОНОПОЛИИ В ТЭК
ТЕНДЕНЦИИ В МИРОВОЙ ЭНЕРГЕТИКЕ
ТЭК И ВЫБОРЫ
(Главная)   (О нас)   (Контакты)   (Регистрация)   (Инструкция)   (Поиск)   (Архив)
Пишите нам :
Для общих вопросов - reklamatek@web-standart.net

                site maps